Год:
2021
Месяц:
Сентябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

Начальник экспертно-криминалистического центра УМВД России по Калининградской области Максим Тараненко рассказал о важности работы экспертов

«Начнем с того, что условно все 49 видов экспертиз, которые делают в системе отечественного МВД, можно разделить на криминалистические (традиционные) и специальные. К числу первых относятся 7 экспертиз: дактилоскопическая, баллистическая, по холодному оружию, трасологическая (исследование следов), почерковедческая, технико-криминалистическая экспертиза документов и портретная (отождествление лица, например, по фотографиям). Специалистов для них готовят в системе МВД. Но в калининградском филиале Санкт-Петербургского университета МВД, увы, на экспертов не учат, для этого придется ехать в сам Питер, Краснодар или Волгоград, где традиционно сильна экспертная школа.

На мой взгляд, сегодня упор делается на развитие специальных видов экспертиз. Поскольку изменяются способы совершения преступлений, появляются их новые разновидности – допустим, очень многое уходит сейчас в интернет. Кроме того, преступники стараются адаптироваться под традиционные виды экспертиз: пользуются латексными перчатками, применяют компьютерные технологии – например, графопостроитель, позволяющий подделывать почерк человека (это направление вообще очень активно развивается). Отсюда изменения в подходе к кадровому обеспечению экспертно-криминалистических подразделений. Криминалист – это, все-таки, юридическое образование, с которым невозможно получить допуск к тем видам экспертиз, где требуется технические, инженерные или еще какое-либо специальные познания. Охватить все сферы гражданского образования в системе МВД – задача очень сложная и дорогостоящая. Проще найти специалиста нужного профиля для дальнейшей работы, скажем, в сфере компьютерной экспертизы или экспертизы ДНК, в фоноскопии, лингвистике и так далее, в гражданском вузе. А уже непосредственно у нас переквалифицировать, дав необходимый уровень знаний в юриспруденции, чтобы человек мог участвовать в расследовании и раскрытии преступлений.

В ЭКЦ УМВД пока делают 35 видов экспертиз. Это достаточно много с учетом того факта, что среди региональных подразделений МВД пока только одно имеет право выполнять все существующие экспертизы. Тем более, главные направления, что называется, охвачены.

Сегодня оперативными подразделениями, органами дознания и предварительного следствия очень востребована, например, строительно-техническая экспертиза, которая активно используется в борьбе с коррупцией и расхищением бюджетных средств. Лингвистико-фоноскопическая-автороведческая экспертиза очень помогает при расследовании преступлений, связанных с наркотиками (торговцы и покупатели используют сленг и условные обозначения), всевозможных преступлений сексуального характера, в уголовных делах о разжигании национальной розни, ненависти и вражды к социальной группе, террористических преступлений.

В компетенции калининградского ЭКЦ находится и психофизиологическая экспертиза, подразумевающая обследование на полиграфе (больше известном в народе как «детектор лжи»). В системе МВД она появилась сравнительно недавно, после ликвидации Федеральной службы контроля за оборотом наркотиков, и сегодня принимается и рассматривается судами.

Об экспертизе ДНК россиянам известно не только из кино, но и по многочисленным телешоу. Это направление сегодня на слуху. С 2012 года наряду с отпечатками пальцев у осужденных и отбывающих наказание граждан берут кровь в качестве биологического образца для составления специальной карты. Эта карта направляется в систему экспертных подразделений МВД России, где из представленного материала выделяют ДНК и вносят его в общую базу данных.

По мне, экспертиза ДНК сейчас идет по пути дактилоскопии. Когда-то ведь именно последняя считалась основой всех доказательств, но сейчас экспертиза ДНК все чаще ее заменяет. Теперь эксперту ставятся вопросы и по дактилоскопии, и по ДНК одновременно. Сегодня количество экспертиз ДНК, в результате которых удалось установить конкретного человека, постоянно растет, велико и число совпадений по экспертно-криминалистическим учетам – то есть, базам данных ДНК. А они охватывают всю территорию РФ - находясь здесь, мы проверяем людей и следы с мест происшествия по всей стране в режиме онлайн. И к нам с завидным постоянством приходят сообщения из других регионов: установлено совпадение ДНК осужденного с ДНК, изъятым с места преступления в Калининградской области. Вот по квартирным кражам было интересное совпадение в прошлом году, по преступлениям против половой неприкосновенности… То есть, человек совершил преступление у нас, уехал в другой регион, там вновь совершил преступление, попался и выяснилось, что ранее успел отметиться и здесь. А учитывая, что теперь следы ДНК судом трактуются как доказательства, фактически стопроцентные, отвертеться не получится.

Еще одно перспективное направление криминалистики - ольфакторная экспертиза, когда с помощью специальных методов выделяется и консервируется запах, оставленный на месте преступления. Оказывается, у каждого человека он уникален точно так же, как пресловутые отпечатки пальцев и ДНК. Интересно, что в ольфакторной экспертизе используются специально обученные собаки-детекторы, ибо лучшего анализатора запахов, чем собачий нос, еще не придумано.

Так вот, можно получить образец запаха человека с предмета, которого он касался – допустим, с фомки, оставленной на месте взлома сейфа. И впоследствии доказать, что ею орудовал вполне конкретный человек. Оказывается, даже кровь обладает удивительным свойством впитывать и сохранять чужой запах – это открыли специалисты МВД России.

Исследования показывают, что если условный подозреваемый испачкался в крови потерпевшего и оставил кровавый след, этот след будет содержать в себе запах преступника. В моей практике случалось, что в уголовном деле не было иных доказательств, кроме выводов экспертизы запаховых следов человека, но в итоге выносился обвинительный приговор. Возможно, пока к ольфакторной экспертизе отношение на бытовом уровне еще достаточно настороженное. Но я уверен, что по доказательственному значению эта экспертиза очень скоро выйдет на один уровень с дактилоскопией и экспертизой ДНК.

Может показаться удивительным, но при всей сложности работы эксперта, что такое текучка кадров, в ЭКЦ не знают.

Сейчас у нас укомплектованность сотрудниками 99, 9%. Если говорить про средний возраст, то люди работают достаточно опытные. Возможно, причина такой стабильности в том, что для того чтобы получился полноценный специалист, требуется довольно долгое время. Поступающий на службу в МВД эксперт с гражданским образованием сразу же повышает свою квалификацию, получая дополнительное образование непосредственно на базе ЭКЦ и ведомственном вузе. После этого вместе с экспертом-наставником необходимо выполнить пять экспертиз, которые рецензируются экспертно-квалификационной комиссией. И только после этого присваивается допуск с правом самостоятельной подписи экспертизы. Но и в дальнейшем каждые пять лет по данному виду экспертизы требуется проходить курсы повышения квалификации, подтверждая ранее полученный допуск. То есть, чтобы стать полноценным экспертом, нужно потратить не один год, а чтобы получить несколько допусков, может потребоваться вообще лет 15.

Есть такое понятие, как внутреннее убеждение. Фактически это уверенность в своих силах. Сначала человек должен созреть как специалист, прочитать кучу методической и научной литературы, поработать непосредственно «на земле». И тогда уже можно твердо прийти к определенным выводам, спокойно ставить свою подпись под экспертным заключением. Поэтому я каждому вновь приходящему говорю: ты должен быть готов, что будешь носить погоны, что нужно будет ездить в длительные командировки, что распорядок дня у нас ненормированный, что могут поднять с постели среди ночи, вызвать на работу в выходные, в праздники. И если ты ко всему этому не готов, лучше поискать другую работу.

Оперативные и следственные подразделения УМВД работают больше с людьми, там идет психологическая борьба тет-а-тет. Мы же работаем, сидя в кабинетах, но это тоже борьба – хотя и дистанционная, когда на расстоянии необходимо найти, например, следы рук преступника или его ДНК. При этом ведь и мы сталкиваемся с противодействием: ДНК может оказаться недостаточной по объему или она может быть частично разрушена от времени, или когда следы пальцев или ног зафиксировать трудно, они высохли или оставлены на рельефных объектах. Тогда начинаем применять химические способы, физико-химические, используем разные источники света. Мы ведь стараемся быть в курсе всех последних технических разработок по нашему профилю, по возможности приобретаем необходимую аппаратуру.

Принято считать, что со всякой работой, требующей особой внимательности и усидчивости (а работа эксперта как раз такая), лучше мужчин справляются женщины. Однако в ЭКЦ это соотношение 50 на 50.

Даже при определении вида экспертизы для конкретного сотрудника я учитываю, в том числе, и его половую принадлежность. Допустим, технико-криминалистическая экспертиза документа, почерковедческая, портретная – это больше, все-таки, для девушек. Они готовы часами при свете настольной лампы кропотливо изучать, например, почерковые объекты. Женщинам это интересно, они с таким удовольствием это все делают! Ну а если говорить про молодых людей, естественно, это баллистика. Какой настоящий мужчина упустит возможность пострелять из оружия, поковыряться в нем, разобрать, пометать ножи, пострелять из арбалета… Тем более, наша область - это территория, где когда-то проходили серьезные бои, и очень много выкопанного из земли оружия, так сказать, «эха войны». Иногда приносят такие экземпляры - чуть ли не 18 века! Это ж надо специальную литературу поднять – и наши эксперты сидят, читают. Взрывотехническая экспертиза - это тоже для парней, пожаротехническая… А вот с экспертизой ДНК одинаково замечательно справляются как женщины, так и мужчины.

В ряде случаев экспертиза обладает квалифицирующим признаком. То есть, без нее вообще невозможно принять решение - есть состав преступления или отсутствует.

Взять хоть экспертизу по наркотикам: при обыске изъяли белый порошок, а что он собой представляет? И пока у следователя на руках не будет либо справки об исследовании, либо заключения эксперта, уголовное дело возбуждать не будут, какая бы до этого ни была проведена оперативниками титаническая работа. Баллистика – то же самое. Пока мы не напишем, что объект исследования (например, патрон) пригоден для производства выстрела, считается, что состава преступления нет. Пусть даже у подозреваемого вагон таких патронов. Естественно, мы посещаем суды регулярно, наших сотрудников приглашают как по инициативе стороны обвинения, так и защиты. Задают вопросы по экспертизам, мы объясняем. Пока претензий к нашей службе не было, под сомнение наши выводы и заключения не ставили. Наверное, это самый наглядный показатель уровня нашей работы в целом».

Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России